Первомайские заметки анархиста

     Немного предыстории. Хотелось бы сказать что первое мая — это не просто праздник, выходной, когда можно уехать на огород или просто повод в очередной раз выпить, — это прежде всего день солидарности трудящихся, когда тысячи рабочих выходят что бы заявить власти о своём существовании и существовании своих прав. Так же для анархистов это день траура ведь в этот день, в Чикаго 1886 года, была совершена забастовка с требованием восьмичасового рабочего дня и лучших условий труда с участием 40.000 рабочих, из которых 1.500 были уволены. Дальнейшие события развивались стремительно: возмущённые рабочие объявили ещё одну забастовку, через два дня пришли штрейхбрехеры, которых встретили на проходной митингом, впоследствии жёстко подавленным полицией. Четыре человека были убиты, 10 ранены.

     В ответ на эти события Чикагские анархисты расклеили листовки, призывающие прийти на митинг на Хаймаркет-сквер, который являлся большим торговым центром. Вечером четвёртого мая на площади собралась огромная толпа, среди которой были женщины и дети. После речи мэра туда стянулась полиция, приказав людям покинуть площадь. Выступавший в это время анархист Филден лишь успел сказать, что это мирное собрание, но провокатор правительства уже бросил в толпу бомбу, убив тем самым одного полицейского. Началась бойня, в которой от огня полицейских пострадали как мирные жители, так и сами полицейские, попав под дружественный огонь. Было убито несколько десятков человек. На следующий день правительство нашло «виновников» произошедшего в лице 8 анархистов: Альберта Парсонса, Август Шписа, Самюэля Филдена, Георга Энгеля, Михеля Шваба, Адольфа Фишера, Луиса Линга и Оскара Неебе. Движение в защиту заключенных развернулось по всему миру.
    Под давлением мировой общественности Швабу и Филдену смертную казнь заменили пожизненным заключением. Оскар Неебе был осуждён на 15 лет тюремного заключения. Самый молодой из анархистов Луис Линг покончил с собой или был убит в тюрьме накануне казни. Утром 11 ноября 1887 года Парсонс, Шпис, Фишер и Энгель были повешены. Этот день получил название «черная пятница».
Перед смертью Парсонс произнес: «Пусть голос народа будет услышан!» Фишер и Энгель воскликнули: «Да здравствует анархия!» и Энгель добавил: «Это счастливейший день в моей жизни». Последние слова Шписа начертаны на их братской могиле: «Придет день, когда наше молчание станет красноречивее наших речей!» Через два дня чикагских мучеников хоронили полмиллиона человек. А незадолго да этого 28 октября 1886 года, в самый разгар суда над рабочими лидерами, в нью-йоркской гавани прошла торжественная церемония открытия статуи Свободы – символа американской демократии.
     Позже, в 1893 году было официально признано что все участники были невиновны и стали жертвами полицейской провокации. В память об этих событиях первый Парижский конгресс II интернационал принял решение о проведении ежегодных демонстрации 1 мая и объявил этот день международным днем солидарности трудящихся.
     И трудовая борьба до сих пор продолжается: вспомним события в Жанозене, забастовки на Форде, попытки создания профсоюза в Евросети и каждодневное, не видное глазу сопротивление нерациональному и несправедливому использованию наемного труда.
    1 мая 2012 года в Уфе анархисты решили провести традиционный митинг и шествие, что бы заявить о себе и своих взглядах. Начало демонстрации было объявлено около Дворца молодёжи, где доблестные сотрудники полиции выставили свои заграждения, но анархисты проигнорировали это и собирались около входа в подземный переход. Царила довольно доброжелательная атмосфера, многие участники были знакомы друг с другом и уже не раз были на первомае, а многие пришли впервые. Когда набралось  человек около 40-ка, последовал призыв самоорганизоватся в колонну и начать шествие. Шествие проходило от здания Дворца молодёжи‎‎‎‎‎‎‎‎‎‎ до Горсовета, и по его ходу скандировались речовки, раздавалась газета «Ситуация». По ходу демонстрации количество участников росло, было приятно видеть что в колонне были и довольно пожилые, умудрённые опытом люди, молодёжь и даже женщина с ребёнком.
    На подходе к Горсовету полицейский кордон перегородил дорогу и направил шествие анархистов опять же в пресловутые ограждения, куда естественно никто не пожелал идти. Когда анархисты попытались пройти на площадку перед Русским драматическим театром, где и был заявлен митинг, полиция перегородила дорогу и не давала пройти. Было несколько попыток прорвать оцепление, но все они оказались неудачными из-за того, что количество полицейских превышало количество анархистов, и они окружили митингующих кольцом. На вопрос «Почему нельзя устроить митинг на том месте, где он был заявлен» были даны невнятные ответы типа «Вы будете мешать проходящим там людям» или «Там сейчас идёт представление», что само по себе не являлось причиной не пускать туда анархистов, потому как при случае самоорганизовавшись они могли пропустить входящих и выходящих из театра (причем за всё время проведения не было видно никакого движения около театра). Полицейские видимо были зазомбированы или с похмелья, потому как когда им предъявили уведомление о проведении мероприятия, они мычали что-то нечленораздельное в ответ, видимо приказ данный свыше не был достаточно аргументирован. Хочется заметить, что один из анархистов всё таки решил пойти в обход к зданию Драмтеатра и шёл туда без символики, но доблестный полицай…ский выпроводил его оттуда, потому что по всей видимости в этот день если ты анархист стоять перед зданием драм театра было категорически запрещено. Один из (видимо) добродушных полиционеров предлагал всё таки пройти в загон, ссылаясь, что это для нашей же безопасности — «На вас могу напасть со спины», что само по себе было абсурдно, так как за нашими спинами были только полицеские. И тут один из полицай…онеров развеял завесу тайны над загоном, заявив на очередное возмущение правду- «Сейчас возможны политические перевороты». К этому времени, пока происходила свара, вокруг оцепления полиции собралась толпа зевак, которые могла наблюдать нелицеприятные действия полиции и скорее всего вынесли для себя верные выводы по этому поводу.
Наша милиция нас бережет: сначала поймает, потом стережет…

В конце концов было принято решение рассредоточится перед загоном и начать таки митинг. Участник Автономного Действия Ринат Николаев рассказал краткую историю зарождения первомайских праздников, затем со своей речью выступил представитель Комсомола Башкирии Виль Халилов, а потом по очереди представители автономного действия рассказали о политических репрессиях, так же о истории праздников (и траура) первого мая, о вреде капитализма для рабочего класса, о потребительстве и паразитизме, а также о необходимости низовых инициатив. Митинг закончил активист Амир Курбанов, сказав, что санкционированные акции — это бунт под крылом государства и что нужно переходить на улицы не выпрашивая у государства возможности митинговать и пикетировать, после чего все собравшиеся свернули инвентарь и без особых эксцессов разъехались кто куда: кто домой, а кто на традиционную маёвку.

     В заключении хотелось бы добавить, что 1 мая — это всего лишь один день из 365 (иногда из 366), и мы должны заявлять о своих правах не только один день в году, нужно отстаивать справедливость каждый день, создавать независимые профсоюзы, низовые инициативы, ломать вертикаль выстроенную властью (неважно Путинскую или других политиканов). Мы не овцы, что бы вставать в загоны, созданные ими для нас, и работать на то, чтобы кормить их рты и кошельки. Нам нужно выбрать: самоуправление или диктатура.

Один комментарий: Первомайские заметки анархиста

  • CaDDaM:

    >>>>Довольно забавное мероприятие, которое со стороны напоминало что-то вроде сходки неформалов, кои были популярны в выходные дни близ памятника Ленину лет 10 назад. К сожалению, странно выглядящие 40-50 митингующих в окружении практически такого же количества людей в фуражках, а также выступающий (и запинающийся при произнесении речи) с мегафоном, которого практически не было слышно, заставили покинуть митинг уже через полчаса после его начала. А так, дело интересно интересное и нужное. Удачи в организации последующих акций.

    >> Одно дело критиковать — другое организовывать.

    Впрочем, как и одно дело принимать критику, пытаясь сделать лучше и другое — тереть комментарии, уподобляясь всё тому же полицейскому государству, и отписываться в духе «а чего добился ты?».

Добавить комментарий

Войти с помощью: