Из книги «Календарь Русской Революции»

Хронография



OCR Nina & Leon Dotan (07.2003)

ldn-knigi.narod.ru ldn-knigi.russiantext.com (ldnleon@yandex.ru)

Форматирование и обработка – ldn-knigi

(наши пояснения и дополнения — шрифт меньше, курсивом)

{Х}Номера страниц Старая орфография изменена.

Из книги – В. Л. Бурцев «Календарь Русской Революции»

(изд. 1907, 1917г.)

— АПРЕЛЬ –

{97}

АПРЕЛЬ.

1.

1878. Массовые высылки студентов из Киева.

1881. Конфирмация приговора по делу 1-го марта.

,,— В СПБ. арестовали на улице Гр. Исаева, видного деятеля партии Народной Воли, он судился в феврале 1882 г.

1892. Вышел № 1 „Летучих листков» группы народовольцев. Группа народовольцев издала всего 4 номера листка, много народных брошюр, прокламаций. По делу этой группы при­влекались Федулов, Астырев, Александров, Белевский, Прейс и др.

1905. Столкновение рабочих с полицией около народной столовой в Сормове близ Нижнего-Новгорода.

—„— Рабочая манифестация в Гельсингфорсе с требованием всеобщего избирательного права.

2.

1878. Демонстрация на панихиде по Сидорацком в СПБ.

1879. Народный бунт в Ростове на Дону.

При участии революционеров рабочие разбили квартиры полицеймейстера, пристава, исправника и уничтожили в полицейском управлении и двух полицейских частях все дела. 3 дня город был в руках рабочих.

—„— Покушение А. К. Соловьева на жизнь Але­ксандра II.

Покушение это было сделано при помощи отдельных членов {98} общества „Земля и Воля», несмотря на протесты большинства. На собраниях, на которых обсуждалось дело, принимали участие

А. Квятковский, А. Михайлов, А. Зунделевич, Г. Гольденберг, Кобылянский. Самый факт был выполнен Соловьевым единолично. Он стрелял в государя близ Зимнего дворца, но промахнулся. Он был арестован на месте и в мае повешен.

1902. Покушение Балмашева на мин. вн. дел Д. Сипягина.

По постановлению Б. О. партии с. — р., Балмашев убил мин. вн. дел Сипягина в здании Государственного Совета, явившись к нему в виде адъютанта вел. кн. Сергея Александровича.

1905. Демонстрация в Варшаве по поводу смерти в Павиаке рабочего Израиля Гравера, умершего после 7-ми дневной голодовки.

По призыву Варшавского Комитета Бунда, к Павиаку собралось на похороны Гравера свыше 30.000 рабочих. Но администрация запретила выдать тело покойника. С революционными песнями толпа стала демонстративно расходиться по городу.

На Смочьей улице в толпу демонстрантов патруль дал несколько выстрелов, которыми трое демонстрантов — Каган, Гоберштейн и Гольдман убиты наповал, и 20 чел. тяжело ранены. Из числа раненых через несколько дней умерли студент С. Марголин и Ф. Грабельская. В память погибших 2-го апреля состоялась однодневная забастовка.

1906. В Борисоглебске убит, по постановлению летучего отряда партии с. — р., подъесаул Аврамов, в виде мести за истязания Спиридоновой.

1881. В СПБ. утром в 10 ч. на Семеновской площади повешены Желябов, Перовская, Кибальчич, Т. Михайлов и Рысаков.

4.

1866. Первое в России покушение на цареубийство Дм. Каракозова. 1899. Суд над рабочими фабрик Паля и Максвеля в СПБ.

{99}

1902. Назначение бывшего директора Департамента Полиции

В. К. Плеве министром внутр. дел.

1906. Опубликован указ о внешнем займе накануне созыва пер­вой Государственной Думы.

,,— По дороге в Грозный убит подполковник Добровольский, начальник Венденского округа в Прибалтийском крае.

5.

1847. Арест. Т. Шевченко.

1879. Учреждение временных генерал-губернаторств. После покушения 2 апреля Лорис-Меликов был назначен в Харьков, Тотлебен — в Одессу.

1897. Избиение казаками стачечников в Новой бумагопрядильне в СПБ.

1904. Дело черниговской типографии партии с. — р. в Киевской суд. палате. А. Криницкий, Б. Шапиро и Ц. Каменецкая приговорены к лишению всех прав состояния и ссылке на поселение.

1905. Процесс И. Каляева в Москве.

4 февраля в карету великого князя Сергея Александровича была брошена бомба. Взрывом убит великий князь, один из главных представителей и руководителей реакционной, партии, друг Плеве и Сипягина, последовательно, выдвигавший Боголепова, Булыгина и Трепова. Бросивший бомбу был И. П. Каляев. Когда рассеялся дым, он был схвачен городовыми и сыщиками. „Чего вы держите, не убегу, — сказал он, — я свое дело сделал». Он поражал всех своим поведением, какая-то неудержимая радость охватила все его существо. В порыве восторга он кричал на извозчике: „Да здравствует сво­бода, долой правительство, да здравствует партия социалистов-революционеров».

На допросе держал себя гордо и вызывающе, неизменно шутя и смеясь, порою презрительно издеваясь над теми, в чьей полной власти он оказался. Таким же, неизменно счастливым и уверенным явился он на суд и речь свою начал гордым заявлением; „Я не признаю вашего права судить меня, я не подсудимый, я ваш пленник. Я — один из народных мстителей, социалист и революционер.

{100} Судить нас может только сама эта великомученица истории — Россия. Вы объявили войну народу, мы приняли вызов, Я жалею лишь о том, что у меня не тысячи жизней — я все их отдал бы». «Мое предприятие закончилось успехом, — говорил он в заключении. — И таким же успехом увенчается, несмо­тря на все препятствия, и деятельность всей партии, ставящей себе великие исторические задачи. Я твердо верю в это, и я рад, я горд возможностью умереть за нее с сознанием исполненного долга». Отвергнув все искушения и предложения властей, он пишет матери перед смертью: „…пусть же ваше горе потонет в лучах того сияния, которым светит тор­жество моего духа».

Выслушав приговор, он сказал: „Я счастлив вашим приговором; надеюсь, что вы решитесь исполнить его надо мною так же открыто и всенародно, как и я исполнил приговор партии социалистов-революционеров». Но за твердою нравственною бронею борца в Каляеве сказы­валась чуткая и сложная душа поэта, восприимчивая ко всему прекрасному, нежная и чистая, как у ребенка. Он всегда производил впечатление человека «не от мира сего». В серой, обыденной действительности, в мире повседневной жизни он казался каким-то случайным гостем. И тот шутливый юмор, с которым он относился к себе и к окружающе­му, казалось, должен был скрадывать то режущее противоречие, в котором находился этот порывистый мечтатель ко всему обыденному, ежедневному…

Он вырос в Варшаве в бедной семье. Отец его был крестьянин, бывший дворовый, впоследствии унтер-офицер и околоточный надзиратель, не смотря на полицейский мундир, сохранивший честность и передавший сыну ненависть к ужасам крепостничества, твердость характера, выносливость. Мать его была полька из разорив­шейся польской шляхетской семьи. Ей он обязан своей впе­чатлительностью, любовью к прекрасному, художественной восприимчивостью своей души и той мечтательностью, о кото­рой он говорит в одном из своих стихотворений:

Мечтательный ум мне природа дала,

Отвагу и пыл к порыванью,

Ах, ненависть в сердце так жизнь разожгла

И чуткость внушила к страданью».

Именно эта чуткость к страданью толкнула его на путь революции, и только условия русской жизни сумели пробудить в {101} его душе ненависть, которая по существу была чужда его мяг­кой душе, прекрасной, как гармоничный аккорд. В 1887 г. он окончил Апухтинскую гимназию, известную своим ультра-черносотенным духом; из нее он вынес уже окрепшую ненависть к существующему строю. Живя в Москве, слушая лекции на истор. — филологическом факультете, он писал в газетах, переводил, давал уроки, спасаясь этим от нище­ты. К революционному движению пока не примыкал, стараясь разобраться в захватившем тогда всю молодежь марксизме.

В это время он принимает участие в студенческом движении, попадает в тюрьму, а затем отдается активной революционной работе в рядах соц. — демократии. Но остаться марксистом он долго не мог. Его мятежный дух не мог ужиться в рамках узкой марксистской догмы, тогда пережи­вавшей стадию умеренного «экономизма». Одно время он увле­кается „Искрой», которая, как ему казалось, пролагает для с.- д.-зма новые, более широкие пути; но это увлечение скоро сменяется разочарованием. Его революционная и пылкая натура жаждала боевого размаха, жаждала счастья борьбы. Он становится в ряды партии социалистов-революционеров. Деятельность террориста дала ему то, чего жаждала „мятежность» его духа, но и в террористической деятельности он остался тем же нежным и задумчивым, с тем же мечтательным умом романтика и символиста и с чуткой, детски-чистой душой. Лучше всего характеризует его следующий факт.

Он мог убить великого князя еще 2-го февраля, когда тот проезжал в театр вместе со своей женой и детьми одного из великих князей. Каляев уже подбежал к карете со снарядом в руке, уже сделал полувзмах, — но рука его опустилась — он увидел двух детей и женщину… Он не бросил снаряда, хотя под защитой вечерней темноты мог бы легко скрыться на безлюдной Вос­кресенской площади и, хотя рисковал упустить совершенно случай добраться до великого князя… Подобным же образом и 4-го числа он имел возможность с равным успехом, но с большими шансами на побег, бросить бомбу на Тверской улице — но там могли быть лишние случайные жертвы. Он менее всего думал о спасении своей жизни, он скорее мечтал отдать ее, скрепить собственной смертью свое дело:

„Рази ж врага, мой честный меч!

Я твой, весь твой, о, родина, о, мать!»

{102} Подвиг был для него не только долгом, но пламенной за­таенной мечтой. В письме к товарищам он пишет в ожидании смерти: „Вся жизнь чудится мне сказкой, как будто все то, что случилось со мной, жило в моем предчувствии и зрело в тайниках сердца для того, чтобы вдруг излиться пламенем ненависти и мести за всех». Глубоко драматично было его свидание с великой княгиней, посетившей его в тюрьме. Он отнесся к ней глубоко-человечески, со всем уважением к ее предполагаемому горю. Но результатом свидания был ряд газетных слухов о том, что будто Каляев поколебался, изъявил раскаяние и т. п. И вот, узнав об этом, Каляев пишет великой княгине гордое, резкое, унич­тожающее письмо… В этом письме он между прочим пишет: „…дело 4-го февраля я исполнил с истинно-религиозной преданностью, — в этом смысле я религиозный человек, но религия моя — социализм и свобода». Действительно, всего ха­рактернее для него было именно религиозное отношение к борьбе, к революционному и партийному долгу. Об этой же черте свидетельствует и одно из его стихотворений:

„Всю жизнь с человеком я сердцем страдал,

Я мстил за него возмущеньем.

И радостей боя так долго я ждал

С молитвенным их предвкушеньем».

Умер он так же прекрасно, как и жил; спокойно и ра­достно пошел он на казнь.

«„Пусть мой последний вздох будет бодрым призывом к борьбе, за свободу!» — это было его последней мечтой перед казнью, и он был спокоен, твердо веруя, что перед русским народом „откроется простор новой жизни».

О. Колбасина

1906. Зверское избиение полицией толпы во время реферата в Могилеве.

6.

1865. Новое законоположение о печати.

Все выходившие до того времени повременные издания в обеих столицах, кроме иллюстрированных, и, все оригинальные сочинения, заключающие в себе не менее 10 печатных листов, {103} были освобождены от предварительной цензуры. За преступления в печати авторы и редакторы были ответственны перед судом. Административной власти м. вн. дел было только предоставлено давать газетам и журналам предостережения и приостанавливать их на срок не более 6 месяцев; оконча­тельное же их прекращение могло последовать не иначе, как по постановлению 1-го Департамента Сената.

1903. Кишиневская бойня.

Кишиневская бойня, которой начинается новая полоса погром­ной политики правительства, находится в преемственной связи с погромами 80-х годов, происходивших при аналогичных условиях и носивших тот же характер. Как и тогда, по­громы должны были сыграть роль отдушины для накопившегося народного недовольства и отклонить революционное брожение масс от правительства; как и тогда, беспорядки явно подготовлялись кем-то заранее; как и тогда, наконец, власти ничего не предпринимали для предотвращения погромов и от­крыто им потворствовали.

Однако, на ряду с общим сходством, между новейшими погромами и погромами 80-х годов имеется существенная разница. Раньше всего, мотивы погромов сильно усложнились. В 80-х годах почти не было массового еврейского революционного движения, и правительство, желая отклонить от себя растущее недовольство масс, пользовалось евреями как козлом отпущения. Евреев обвиняли в том, что, «распространяя среди крестьянского населения уверения и слухи о возможных влияниях на правительственные органы, они (евреи) развивали в крестьянах убеждение, что Царская Воля в деле избавления их от еврейской эксплуатации не приводится в исполнение по проискам и интригам тех же евреев» (Из „Исторического обзора деятельности Комитета Министров». Т. IV. Стр. 183.).

Погромы должны были, следовательно, с одной стороны, бросить в массы мысль об еврейской эксплуатации, с другой — укрепить в народе уверен­ность в силу и крепость правительственной власти. Этим путем население не только отвлекалось от революционного натиска на правительство, но и проникалось верой в добро­желательное отношение правительственной власти к народу.

{104} На деле, однако, расчеты правительства не оправдались; хотя бы поздно, хотя бы только для вида, но правительство вынуждено было защищать евреев, это значить укреплять в массах уверенность в слабости и коварстве правительства. „Это-то и грустно во всех этих еврейских беспорядках», отметил Александр III на отчете варшавского генерал-губернатора, в котором с циничной откровенностью указывалось, что „вынужденная роль защитников евреев от русского населения тяготила прави­тельство».

Это противоречие, в связи с намечавшимся переходом от еврейских погромов к открытому возмущенно против вла­стей, заставило правительство круто повернуть свою политику Поощряемые вначале погромы стали жестоко подавляться и прекратились. Но с того времени условия сильно изменились: еврейские население перестало быть только козлом отпущения: — оно стало революционной силой.

Специфическое социально-экономическое положение евреев в их исключительное бесправие создали в еврейском народе благодарную почву для революционной и социалистической пропа­ганды. Meнее чем в десять лет революционное движение охва­тило самые широкие слои еврейского народа. Еврейское рабочее движение стало передовым революционным элементом в северо-западном крае и на юге России. Центральное правительство и местные власти, видевшие успехи еврейского рабочего движения и его революционизирующее значение, прониклись страшной нена­вистью к еврейским революционерам; началась эпоха самых диких репрессий: массовые аресты, ссылка, избиение, наконец, сечение. Но репрессии только способствовали политическому воспи­танно масс и укрепляли их революционную энергию. Тогда прави­тельство решило утопить еврейское революционное движение в еврейских погромах, К постоянному мотиву погромов — отклонение от правительства недовольства народных масс — присоединились новые: месть еврейским революционерам и устрашение еврейского общества.

Мысль о погромах, как средстве мести и устрашения, лелея­лась правительственными органами задолго до того, как она получила свое кровавое воплощение в Кишиневе, и широкой волной разливается по черте еврейской оседлости. Одесский градоначальник граф Шувалов, могилевский вице-губернатор {105} князь Вяземский и много других правительственных чиновников не раз угрожали евреям „народной расправой» и кровавыми погромами за малейшее проявление революционной деятельности. Крамольники, враги отечества, — евреи не могут больше рассчитывать на защиту правительства, и в лице фон Плеве правительство подчеркивает, что оно не считает себя, как в 80-х годах, «вынужденным» защищать евреев. В своей телеграмме бессарабскому губернатору, посланной почти за две недели до погрома, Плеве вполне откровенно излагает правительственную позицию. Зная за две недели до погрома об организации его, мин. вн. дел не предлагает изыскать меры к предотвращению погрома. Он подчеркивает опасность вы­звать озлобление среди населения, если решительными мерами подавить погром, и предлагает ни под каким видом не прибегать к оружию. Вот эта телеграмма:

„До сведения моего дошло, что во вверенной вам области готовятся большие {106} беспорядки, направленные против евреев, как главных виновников эксплуатации местного населения.

В виду общего среди городского населения беспокойного настроения, ищущего только случая, чтобы проявиться, а также принимая во внимание бесспорную нежелательность слишком суровыми мероприятиями вызвать озлобление против правительства в населении, еще не затронутом революционной пропагандой, вашему превосходи­тельству предлагается изыскать средства немедленно по возникновении беспорядков прекратить их мерами увещания, вовсе не прибегая, однако, к оружию»,

Повинуясь „голосу своего сердца» и верно поняв правительственные указания, власти в Кишиневе не только не предприняли никаких предупредительных мер к предотвращению погрома, но с момента начала беспорядков до получения (на третий день погрома) категорического предписания «принять решительные меры» всячески содействовали разгрому и насилию над евреями.

Погром в Кишиневе был тщательно подготовлен какой-то тайной монархической организацией, пропагандиро­вавшей идею погрома в листках, в которых было сказано, что «царь разрешил бить жидов в течение первых трех дней Святой Пасхи». Он начался как бы по сигналу, с пло­щади, где происходили народный гулянья. 24 группы разошлись по разным направлениям города и на виду у полиции и войск начали грабить и избивать, а затем и убивать евреев. Весь город был разгромлен, 45 евреев убито и изуродовано, а свыше 600 ранено, Кишиневский погром проявил столько не­человеческой жестокости, показал такие ужасные сцены насилий, истязаний и зверств, что весь мир ужаснулся, и в первый момент казалось, что и русское правительство содрогнулось перед ужасом своего преступления, но последовавший за Кишиневом Гомель показал, как наивна была вера, что пра­вительство „обожглось на кишиневском опыте» и больше его не повторит.

В Гомеле навстречу громилам выступила вооруженная само­защита еврейских рабочих и молодежи. Но между громилами и самообороной стали войска, направив свои штыки против евреев. Под прикрытием войск громилы делали свое дело, а самооборонцы были частью перебиты, частью арестованы и преданы суду. За Гомелем пошли большие и малые погромы в {107} Могилеве Житомере, Смеле, Александрове, Белостокская бой­ня и, наконец, октябрьская вакханалия по всей России, затем Белосток и Седлец, и в каждом последующем погроме участие административных и военных органов правительства становилось все более активным.

Погромы стали одним из наиболее грозных проявлений карательной власти правительства, специфической формой контрреволюции в России.

Г. Абрамов.

1876. Попытка Ковалика и Войнаральского бежать из Дома предвар. Заключения, — на улице они были замечены и снова арестованы.

1882. Положение о полицейском надзоре.

1905. Забастовка железнодорожных рабочих и служащих в Баку.

1906. Обыск в Одесском университете.

{108}

8.

1861. Польская манифестация в Варшаве.

Убито и ранено около 200 человек; русский полковник Рейтерн застрелился, а офицер Попов сломал перед фронтом шпагу, не желая участвовать в бойне поляков.

1901. Воззвание Международного Социалистического Бюро в Брюсселе к социалистам всего мира с приглашением протестовать против русского самодержавия и высказать свою солидарность с русской революционной интеллигенцией и пролетариатом.

9.

1880. Процесс Козырева, Антушева и др. в Москве по делу о пропаганде среди рабочих и крестьян. Козырев приговорен к каторжным работам.

10.

1861. Волнение крестьян в Пензенской губернии в деревне Черногае. Убито 3, ранено 18 крестьян. Одно из первых многочисленных крестьянских волнений, бывших после „освобо­ждения» крестьян, когда они, разочарованные результатами ре­формы, требовали себе всей земли и настоящей воли.

1905. Избиение евреев казаками в Белостоке.

1883. Стачка на Жирардовской фабрике около Варшавы.

Причиной забастовки послужило понижено заработной платы, против чего первыми протестовали женщины-работницы. На четвертый день бастовали уже все 8000 рабочих. Явились ка­заки. Попытка разогнать рабочих нагайками осталась безре­зультатной, тогда по толпе был дан залп, которым трое рабочих были убиты, а пятнадцать ранено. Но и при этом толпа не разбежалась.. Тогда губернатор обратился к забастовщикам с речью, обещая отдать под суд стрелявших, {109} выпустить арестованных и т. д., если рабочие станут на ра­боту. Волнение среди рабочих все усиливалось, и на шестой день владельцы фабрик сдались. Они обязались сократить рабочий день на один час, повысить заработную плату, дать раненым пожизненную работу на фабрике, заплатить за дни стачки и т. д.

Жирардовская стачка положила начало польскому стачечному движению.

1884. Л. Дейч арестован в Германии и через 2 месяца выдан русскому правительству по обвинению в покушении на убийство Гориновича в 1876 г.

1901. Отставка мин. нар. просвещения ген. П. С. Ванновского

12.

1861. Бездненское дело.

В селе Бездне, Казанской губернии, крестьяне, недовольные реформою 19 февраля, восстали под предводительством Антона Петрова, которого считали пророком, и отказались повино­ваться правительственным распоряжениям. Войска стреляли в безоружную толпу, убили десятки крестьян. А. Петров был арестован и через несколько дней казнен. Студенчество в Казани протестовало против этого избиения крестьян; в протесте принял участие Щапов, за что и был арестован.

13.

1879. Процесс офицера Дубровина в военно-окружном суде в СПБ. Дубровин присужден к смертной казни за вооруженное сопротивление при аресте.

1903. Покушение Халфина на жизнь черниговского полицеймейстера. 1906. Убит начальник тюрьмы Шатинин в Саратове.

,,— Вооруженное нападение на Душетское казначейство. Захвачено 315.000 рублей.

14.

1902. Назначение г. Зингера мин. нар. просвещения.

1906. В Ченстохове ранен бомбой полицеймейстер.

{110}

15.

1881. Погром в Елисаветграде.

Погром в Елисаветграде явился началом антиеврейского движения, которое в 1881 г. широкой полосой разлилось по всему югу России.

Задолго до погромов в различных местах стали носиться однородные слухи: либо о том, что евреи замышляют покушения на христианские храмы, либо о том, что во время Пасхи будут громить евреев. Между тем правительство не прини­мало ровно никаких мер к предупреждению беспорядков. Бездействие властей являлось как бы подтверждением упорно носившегося слуха о том, что правительство разрешило гро­мить евреев, укрепляло уверенность масс в их безнаказанности.

Пробуждающееся политическое сознание масс необходимо было отвлечь, и в массы была брошена идея „расправы с эксплуататором жидом, виновником всех народных бедствий».

В среде темной, политически невежественной массы, питающей к тому же инстинктивное недоверие и воспитанной в антипатии к евреям, эта идея, естественно, нашла себе отклик. За три месяца погромное движение охватило весь юг России и от разгрома еврейского имущества, домов и лавок стало явно переходить в возмущение против правительства (в Борис-поле, Нежине). Потворствуя погрому вначале, правительство круто повернуло свою тактику и жестоко стало подавлять по­громы в самом их начале.

Погром в Елисаветграде продолжался два дня и отличался особенным ожесточением. В самом начале его разгромлена была большая еврейская синагога. Еврейские дома и имущество громились на глазах у полиции, которая не принимала никакого участия в подавлении беспорядков. Погром прекратился сам собою на третий день.

1887. Процесс по делу о покушении на жизнь Александра III в Особом Присутствии Сената. Судились: А. Ульянов, Шевырев, Осипанов, Генералов, Андреюшкин, Лукашевич, Новорусcкий, Пилсутский, Пашковский, Ананьина, Канчер, Гаркун, {111} Волохов и др. 5 смертных приговоров, приведенных в исполнение 8-го мая. Лукашевич и Новорусский заключены в Шлиссельбургскую крепость.

1901. Массовые аресты по всей России, с целью помешать праздновать 1-е мая нов. стиля.

16.

1878. Бегство А. Преснякова из под стражи в СПБ.

В его освобождении принимал участие Квятковский, с которым он 4 ноября 1880 г. был повешен по процессу 16-ти народовольцев.

17.

186l. Военно-полевой суд над крестьянином Антоном Петровым в с. Бездне, Казанской губ. Петров приговорен к повешению.

1863. Официальная отмена телесных наказаний и наложения клейм.

На практике телесные наказания отменены не были и широко всегда применялись в России.

1872. Волнения в Харькове.

Волнения начались по незначительному поводу. Были вызваны войска, которые убили несколько человек из толпы. Убитых стали демонстративно носить по городу; затем толпа, при участии революционеров, напала на полицейское управление; губернатор и полиция бежали из города, который три дня находился в руках народа. 1895. Стачка в Ярославле на мануфактуре Корзинкина.

Во время столкновения рабочих с войсками 3 рабочих было убито и 18 ранено.

{112}

1906. Волнения в одесской тюрьме.

Политический заключенный Бекер застрелен, и смертельно ранен Лубанец.

18.

1861. Волнения крестьян в Кандеевке после реформы 19 февраля; 8 крестьян убито и 27 ранено.

1896. Избиение безоружных рабочих солдатами Фанагорийского полка в Ярославле.

1902. Демонстрация рабочих и интеллигенции в Ростове на Дону.

Демонстрировало около 8.000 человек.

1905. Первомайская демонстрация в Варшаве.

Во время демонстрации на Иерусалимской аллее в демонстрантов дано было несколько залпов, которыми убито около 30 и ранено более 100 человек. Толпа бросилась в разные сто­роны, но солдаты преследовали ее. Убегавших настигали во дворах и даже в квартирах. Вечером в 9 часов около Венского вокзала бомбой было ранено 3 казака и несколько посторонних. Сейчас же началась стрельба, — снова многие были ранены. Через несколько дней объявлена однодневная забастовка в виде протеста против этой бойни.

,,— Покушение на жизнь черниговского полицеймейстера.

1906. Всеобщая забастовка и мирная первомайская манифестация в Варшаве.

19.

1902. Экзекуция, произведенная ф.- Валем над 30-ю демонстрантами в Вильне; подобные же истязания имели место в Минске и других городах северо-западного края. Ответом на них был выстрел Гирша Лекерта 5 мая.

20.

1849. Дрезденское восстание в Саксонии, — в нем принял участие

М. Бакунин. (см. о Бакунине — ldn-knigi)

{113}

1879. Казнь Дубровина в СПБ.

(ldn-knigi — Дубровин, Владимир Александрович — русский революционер (1855 — 1879), подпоручик. Служа в полку в Старой Руссе, вел среди солдат социалистическую пропаганду; при аресте 16 декабря 1878 г. оказал вооруженное сопротивление; приговорен петербургским военным судом к повешению и казнен. Его дело показало наличность революционного движения в офицерской среде. Он был одним из первых сторонников террористической системы борьбы, которую и отстаивал в своих записках, отобранных у него и оглашенных на суде. Отчет о суде напечатан в № 5 «Листка Земли и Воли» и перепечатан в сборнике Базилевского «Революционная журналистика 70 годов» (заграничное издание, П., 1905; русская перепечатка, Ростов-на-Дону, 1907).Источник — http://www.rulex.ru/01050139.htm).

1884. По приказу м. в. д. гр. Д. Толстого окончательно закрыты „Отечественные Записки» — один из самых популярных журналов своего времени, издававшиеся под редакцией M. E. Салтыкова.

1894. Аресты по делу партии „Народного Права».

Группа возникла в 1893 г.; она подчеркивала политический элемент в своей программе и защищала союз с либералами. В Смоленске была взята .типография „Н. П.» во время печатания брошюры „Насущный вопрос» и „Манифест партии».

21.

1901. Рабочая демонстрация в Тифлисе.

1902. Демонстрация в Баку.

Демонстрировало около 50.000 чел. На знаменах, как и на прокламациях, распространяемых во время манифестами, были выставлены требования рабочих: „Свобода», „8-часовой рабочий день» и друг.

22.

1905. Съезд земских деятелей в Москве.

1906. Отставка министерства Витте-Дурново.

23.

1849. В Петербурге арестовано 33 чел. по обвинению в пропаганде социалистических идей, чтении письма Белинского к Гоголю и т, д., по так назыв. делу петрашевцев: Петрашевский, Достоевский, Дуров, Ястрежембский, Плещеев и др. Аресты произведены, благодаря предательству Аптонелли.

1892. Первомайская забастовка в Лодзи.

Стачечники (100.000 человек) требовали сокращения рабочего дня и увеличения заработной платы. Ни полиция, ни войска не могли справиться с забастовщиками. Арестованные должны {114} были быть освобождены, фабриканты и администрация бежали из города, который на некоторое время перешел в руки забастовщиков. Гурко телеграфировал из Варшавы: „Стре­лять, патронов не жалеть». Забастовщиков убито 108 чел., солдат убито и ранено 50 чел.

1906. Назначение Горемыкина первым министром.

—„— Основные законы Российской Империи подписаны накануне созыва Г. Д.

,,— В Москве ранен бомбой ген. — губ. адмирал Дубасов. Бросивший бомбу Борис Войноровский, член Боевой Организации партии с. — р., убит на месте.

—„— В Екатеринославе убит генерал — губернатор Жолтановский.

24.

1905. Погром в Житомиpе.

Житомирский погром отличался от предшествовавших ему еврейских погромов особенно откровенной организацией. Это был не обычный погром, а организованное нападение черной сотни на революционеров, форменное сражение между хорошо вооруженными и организованными хулиганами и еврейской само­обороной.

Главной целью житомирского погрома было, очевидно, не разгром еврейского имущества, а истребление „демократов», и только на третий день, когда самооборона, затрудняемая в своих действиях войском и полицией, была разбита, начался еврейский погром в обычном смысле слова: разгром еврейских домов и еврейского имущества.

Погром начался в субботу. В разных местах весь день происходили стычки между черносотенцами и еврейской само­обороной, но самый ужасный день борьбы был в воскресенье. Нападение на евреев произошло в этот день одновременно в двух местах: в центре города, на площади, и на Подоле. Собравшиеся на площади громилы начали переходить к нападению, бросая камни и разбивая стекла в еврейских домах. Узнавши об этом, «самооборонцы» поспешили на помощь, но были оцеплены полицией и войсками на противоположном от хулиганов тротуаре. К ним {115} подошли студ. Николай Блинов и известный в городе д-р Биншток. Узнав в чем дело, они отправились переговорить с полицеймейстером и попросить его увести бунтующую толпу громил. В ответ на это полицеймейстер предложил им сначала убедить евреев разойтись. Передав это евреям, которые стали расходиться, парламентарии поспешили обратно к цепи солдат, но как только они подошли к солдатам, на Бинштока набросились хулиганы и на глазах у полиции стали его бить. Бинштоку удалось вырваться из рук хулиганов, а Блинова, который пытался обратиться к солдатам с речью, прикончили на

месте — у Блинова оказались штыковые раны на лице и огнестрельная рана на спине.

Бессильная на площади в виду полиции и солдат, самооборона поспешила на Подол, где произошло главное столкновение между черной сотней и самообороной. Выстроившись в пра­вильные ряды, черносотенцы стали планомерно наступать на самооборону, осыпая ее градом ружейных и револьверных выстрелов. Однако, теснимые самообороной, хулиганы стали уже отступать, когда около пивоваренного завода Махаева хулиганы получили значительное подкрепление и окружили само­оборону со всех сторон: только немногим самооборонцам удалось прорваться, большинство же было перебито. В этом месте 6 чел. было убито и несколько десятков ранено — почти исключительно революционеры (рабочие и студенты). В других местах в тот же день было убито 8 и ранено 50 чел.

В понедельник начался разгром еврейских домов и обыч­ная картина еврейского погрома; во вторник город был объявлен на военном положении, и погром прекратился сам собой.

В первый день погрома, по постановлению боевой дружины партии с. — р., убит Сидорчуком полицейский пристав Куяров, известный своей жестокостью до и во время погрома.

1866. Арест П. Л. Лаврова в СПБ.

1881. Погром в Киеве.

Погром в. Киеве начался около полудня 26 и продолжался до 28 апреля, разорив до основания бедные еврейские кварталы.

{116} Полиция почти совершенно бездействовала, стараясь только не пропустить громил к главным улицам, на которых распо­ложены богатые магазины, банкирские дома и т. п. Оружие было употреблено только однажды — при защите водочных заводов Бродского. Точно так же, как и в Елисаветграде, погром в Киеве распространился и на его окрестности. Более или менее крупные беспорядки произошли в Боярке, Василь­кове, Белой Церкви и Жмеринке.

1905. Стачка на табачной фабрике Шерешевского в Гродне, продолжавшаяся до 1-го июня.

27.

1905. III Съезд Р. С. Д. Р. П. (фракции „большинства») и Конференция (фракции „меньшинства») за границей.

,,— Общеземский съезд в Москве.

1906. Открытие первой Государственной Думы.

Дума была избрана на основании избирательных законов 6 августа и 11 декабря 1905 г., которые настолько мало удовле­творяли требованиям широких слоев русского общества, стремившегося к всеобщему избирательному праву, что среди них возникла, распространилась и пользовалась широкой популяр­ностью идея бойкота выборов в Государственную Думу, т. е. идея сознательного воздержания от участия в выборах, и пропаганда такого воздержания. Таким образом, первая Госу­дарственная Дума была избрана при сознательном неучастии в выборах всех наиболее крайних левых элементов народов, населяющих Poccию. Тем не менее, она была выбрана, хотя и не в полном составе. Выборы на окраинах должны были происходить уже после созыва Государственной Думы, но не успели произойти до момента роспуска Думы (9 июля 1906 г.): выборы не были произведены ни в Восточной Сибири, ни в части Среднеазиатских владений. Всего было недоизбрано 25 депутатов из общего числа 524. Дума была открыта приветственным кратким словом государя императора, в котором государь сказал: „Приветствую в лице Вашем тех лучших людей, которых Я повелел возлюбленным моим подданным выбрать от себя. В ответном адресе {117} Государственной Думы на тронную речь было указано на те „тяжелые испытания, в который ввергли страну те, кто, все еще преграждая народу путь к царю и попирая все основы высочайшего манифеста 17 октября, покрыли страну позором бессудных казней, погромов и заточения.

В этом адресе Дума просила об амнистии для политических преступников, ука­зывала на необходимость решения аграрного вопроса посредством наделения крестьян землею, отчужденною из казенного и частного владения, настаивала на необходимости политической и личной свободы для России и требовала того, чтобы министерство действовало на основе законности и отвечало бы перед Думою.

Этот ответный адрес вызвал страшное негодование в рядах правительства, и с его принятия началась систематическая борьба между министерством Горемыкина и Государственной Думой, длившаяся 2 с лишним месяца. 9-го июля Государственная Дума была распущена на основании высочайшего манифеста или, скорее, разогнана.

В. Водовозов.

28.

1848. M. E. Салтыков-Щедрин сослан в Вятку.

1881. Арестован в СПБ. лейтенант Н. Е. Суханов по делу 1 марта.

1889. Смерть М. Е. Салтыкова-Щедрина в СПБ.

1905. По приговору боевой, организации партии с. — р., убит Никифоровым жандармский ротмистр Трешнер в Нижнем Новгороде.

1906. В Озерках близ СПБ. найден труп Георгия Гапона.

29.

1829. Покушение на жизнь императора Николая I в Варшаве.

1881. Манифест императора Александра III.

Этим манифестом был положен конец колебаниям, кото­рыми отличалось царствование Александра II. Политика нового царствования вполне определилась: она покоилась на признании неприкосновенности самодержавия. „Низкое и злодейское убийство Русского Государя, посреди {118} верного народа, готового положить за него жизнь свою, недостойными извергами из народа, есть дело страшное, позорное, неслыханное в России омрачило всю землю нашу скорбью и ужасом.

Но посреди великой нашей скорби глас Божий повелевает Нам стать бодро на дело Правления в уповании на Божественный Промысел, с верою в силу и истину самодержавной власти, которую мы призваны утверждать и охранять для блага народного от всяких на нее поползновений.

Да ободрятся же пораженные смущением и ужасом сердца верных наших подданных, всегда любящих Отечество и преданных из рода в род наследственной Царской власти. Под сению Ее в неразрывном с Нею союзе земля наша переживала, не раз великие смуты и приходила в силу и в славу посреди тяжких испытаний и бедствий, с верою в Бога устрояющего судьбы ее.

Посвящая себя великому Нашему служению Мы призываем всех верных подданных Наших служить Нам и Государству верой и правдой, к искоренению гнусной крамолы, позорящей землю Русскую, — к утверждению веры и нравственности, — к доброму воспитанию детей, — к истреблению неправды и хищения, — к водворению порядка и правды в действии учреждений, дарованных России Благодетелем ее, Возлюбленным Нашим Родителем.

Александр

1896. Опубликованы новые правила против возникновения забастовок сельскохозяйственных рабочих.

Сельские рабочие самовольно, по соглашению между собой прекратившие, приостановившие или не возобновившие сельских работ, к исполнению коих они были обязаны договором найма, подвергаются заключению в тюрьме на время от трех месяцев до одного года.

———

Добавить комментарий

Войти с помощью: