Полицаи

Инициатива Медведева, с которой он огорошил россиян 5 августа имеет свои корни, предпосылки и предсказуемый вектор развития. Переименовать милицию в полицию уже порывались на постсоветском пространстве наши соседи.

Особенно преуспели те, кто перешел на латиницу и вообще на западные, точнее проамериканские стандарты. Довольно смешно при этом получается имитировать копов узбекам или тем же азербайджанцам при всем том, что их блюстители порядка являются воплощением всего самого гнусного что было в совковой милиции — продажности, преступной вседозволенности и пренебрежении к закону и собственному населению. Отказались переходить на полицейский вариант белорусы. Потому что достаточно высоко ценят достижения советской власти, где «рожденная революцией» имела авторитет и ореол романтической службы. Кроме того название полиция явно не вызывает теплых чувств у населения, помнящего времена немецкой оккупации. По той же причине даже украинские вожди не решились на переименование в полицаев, при всем своем стремлении влиться в ряды ЕС.

Что же подвигло российского предводителя выдвинуть столь сомнительную инициативу кроме, разумеется, пиаркомпанейских бонусов в борьбе со своим старшим клоном за мифический рейтинг?
Первой и основной причиной несомненно явилось желание увести внимание россиян от того факта, что милиция в нынешней России — не просто репрессивно-карательный орган, но и структура, направленная на селекцию особо беспринципных, паталогически жестоких и бездумных индивидуумов. Именно такие приспособленцы могли и могут быть наиболее эффективными исполнителями воли вышестоящих членов криминального сообщества, выстроенного в «вертикаль власти». Мы не будем рассматривать интересы и стимулы руководства и среднего звена блюстителей порядка. Максимум на что могут рассчитывать эти прислужники режима — это элитное жилье, льготы и огромное жалование, не в последнюю очередь возможность запихнуть своих отпрысков в списки банкиров и прочих дельцов. Как показывает практика, этим не гнушаются руководители всех силовых ведомств, начиная с ФСБ, заканчивая региональными начальниками милиции. А самым главным стимулом была и остается возможность поизгаляться над согражданами, показать власть, избить и убить любого кто просто подвернулся под руку. Майор Евсюков начальник ОВД Царицыно не стал показательным примером по простой причине — таких преступников среди должностных лиц милиции настолько много, что этот расстрел десятка мирных граждан под песенки и прибауточки пьяного выродка в погонах стал всего еще одним рядовым фактом в бесчисленном списке преступлений российских ментов. Достаточно набрать интернет-поисковике слова «менты преступление беспредел» как появляются сотни сайтов, описывающих самые различные правонарушения со слов очевидцев и пострадавших. Притом что по утверждению социологов лишь 8 % преступлений русской милиции доходит до огласки. Вот лишь небольшая хроника отдельно взятого региона, напичканного ментами.

-Работник милиции наезжает на пенсионерку на автотрассе и чтобы избавиться от свидетельницы убивает пострадавшую молотком…
-Следователь милиции убивает пару во время пикника…
— Милиционер насилует и убивает студентку…
-Сотрудники ОВД организованно похищают людей…

Мы опускаем повседневные «мелкие» преступления против достоинства, здоровья и прав граждан… Большая часть россиян смиряется с попранием человеческого образа ботинками мусоров охотно и быстро, тем более, что оправданий много. Можно написать жалобу и ждать… успокоения.
На крайняк можно напиться и оторваться на семействе или соседях! Есть конечно такие как граждане как дагестанцы, не забывшие, что они свободные люди, а не скот, и реагирующие на унижения как мужчины. Нашлись люди среди населения Приморья, Астрахани и даже Башкирии. Тенденция может набрать критическую массу и большинство электората откажется от аморфного существования в виде безгласных амеб, под диктовку рефлекса страха.

Что же, пора милиции избавляться от позорного прошлого! И каким образом можно радикально переломить ситуацию и заставить жителей любить и уважать своих мучителей? Исключая метод проверенный на жителях башкирского Благовещенска, где население под пытками заставляли вопить признания: «Мы любим милицию! Милиция — наша крыша!»

Есть еще проще способ. И как продукт своей среды — недалеких, но наглых и ушлых коммерсантов, Медведев прибегает к банкротству через переименование… Смена вывески должна оставить в прошлом все грехи ментов и внушить доверие к абсолютно «чистым и новеньким» полисеманам… А то что работают в этой полиции все те же «мусора»-этого российское быдло заметить не должно! Наш гарант Конституции уже изрядно изучил сограждан и знает, что памяти, мозгов и самоуважения у них большой дефицит. Заодно «новокрещенным» копам надо будет доказать свою профпригодность — план по арестам или по взяткам перевыполнить. Смотря на ведомственную специализацию.
Другим важным последствием переименования должно стать закрепления в мозгах следующего сигнала: «Полиция создана и действует с одной главной целью — защита СОБСТВЕННОСТИ!»

Даже россияне в виде пострадавших и сами работники милиции замечают перекос в работе в пользу преступлений против собственности. То есть на заявление о нападении хулиганов или избиении мужем жены сотрудники РОВД отреагируют гораздо менее оперативно чем на заяву об ограблении ларька или кражи мешка картошки из сада.

Всем этим власть подчеркивает тот факт, что хотя они стесняются слова «капитализм» (ведь он в России уголовно-чиновничий), святость капитала во всех формах — превыше всего!

И если уж если ради пары обворованных лавочников из новоиспеченных полицаев вытрясут остатки мозга, то надо предполагать как их заставят поработать если встанет угроза нефтегазовой дойной корове, принадлежащей кучке приватизаторов.

К. Бергманн

Мнение редакции может не во всем совпадать с точкой зрения автора

Добавить комментарий

Войти с помощью: