Апология андерграунда. «Завтра». 03.01.2003

Писать об андеграунде непросто. Ибо явление, бесспорно, заслуживающее самого пристального внимания, слишком многообразно и широко. Посему в полной мере оценить и охарактеризовать его непросто. Андеграунд неуловим, он не поддается четким системным определениям. Тем более людей андеграунда по жизни неизбежно сопровождает искаженное восприятие. Воображают: мрачные клошары, аутсайдеры, никому неведомые и не пользующиеся никаким влиянием. На деле сегодняшний русский андеграунд — сообщество талантливых и вполне состоявшихся граждан (состоявшихся, причем, в том обществе, которое они не принимают, то бишь злобной мстительности у них не наблюдается), творческие ходы которых с интересом воспринимает культурный мэйнстрим. Во всяком случае откровенных цитат из произведений андеграундных авторов в сегодняшних "творениях" деятелей культурного истеблишмента очень много.

РЕВОЛЮЦИЯ.

Егор Летов как-то сказал: "Я сделал рок-революцию, а ее никто или почти никто не заметил". Позже пояснил, что не заметили революцию массы комфортно настроенного народа и официозные СМИ . Но те, кому это было нужно, ничего не пропустили. "Возникла новая формация, новый народ, который не принимает "красных пиджаков" и той "культуры", которую сейчас навязывают". Летов был не одинок в своем влиянии на появление особой среды, включившей в себя тысячи молодых людей. Записи и концерты "Инструкции по выживанию", "Теплой трассы", "Зазеркалья" и других также сыграли значительную роль в этом процессе. Можно и нужно еще вспомнить очень нелюбимый либералами великий "ДК". Плюс собственно социально-политическая ситуация — развал страны, разгул дикого капитализма. В то же время герои андеграунда восьмидесятых откровенно сдали свои позиции. Они много сделали для подрыва старой системы, во многом откровенно обветшавшей и требовавшей капремонта. Восьмидесятники жили в ожидании "свободы-демократии", как малые дети купившись на красивые мифы либерального Агитпропа. И когда вместо чудесной сказки на Россию хлынули смердящие помои и забили уши и рты многим героям андеграунда восьмидесятых. И когда "поезд в огне" полетел под откос, теряя вагоны с обезумевшими от ужаса пассажирами, многие мэтры лениво сделали вид, что ничего не заметили. Их души забрал демон шоу-бизнеса. Сейчас их иногда показывают на ТВ и крутят по радио. Они с умным видом говорят банальности и тоскливо вспоминают времена рок-н-ролльного братства. Мол, куда ушли те времена. "Новый андеграунд" уже при рождении познал в полной мере, в какой, собственно, "прекрасный рай" мы все попали и выстроил себя в жесткой оппозиции ему. Более того, в его среде с каждым днем степень отрицания ценностей "нового мирового порядка" возрастала. И когда грянул черный Октябрь — 93 года, многие деятели "нового андеграунда" вполне естественно нашли свое место на баррикадах у Дома Советов.

РЕЛИГИЯ БУНТА.

Рок — культура с момента своего зарождения являла собой отрицание идеалов американизма. Господство плутократии, фарисейского морализма и индивидуализма. Его адепты искали любые выходы из душного мирка окружающей реальности. Полная деградация традиционных религиозных институтов толкала в травматические поиски истины в лоне странных культов, индивидуализм — к времяпрепровождению в рамках коммуны. Наиболее последовательные не просто отрицали или убегали, но проповедовали и творили бунт. "Музыка ничего не значит до тех пор, пока она не представляет собой угрозу классовой гегемонии, например, путем убедительной пропаганды идеи разрушения западного образа мышления и капиталистической экономической системы", — писал Джон Синклер, менеджер знаменитой американской группы "МС — 5". Ему в свое время посвятил песню Леннон. Такие идеи подпитывали миллионы. Казалось, еще чуть-чуть — и буря революции сметет буржуазную систему. Однако система прекрасно научилась нейтрализовывать взрывоопасные для себя элементы. Даже казавшийся необратимым заряд панк-рока, серьезно потрепавший нервы власть предержащим, был потушен. Панк просто-напросто "разрешили" — крупные лейблы подписали контракты с группами, клипы появились на ТВ. В настоящем социальный критицизм просто превратился в безобидное поп-средство для поддержания равновесия в обществе. Неглупые идеологи западного общества смекнули, что для безболезненного функционирования системы необходимо выпускать пар. Посему строгая либеральная политическая система сочетается с левой эстетикой. Че Гевара и Мао, как поп-герои. Легализация стала нейтрализацией. Стал товаром, — значит безопасен.
Современный русский андеграунд решительным образом отказался от главного тормоза всей западной рок-культуры — от тяги к компромиссу. Плата за недостаточный радикализм — творческая импотенция. Сильные, красивые и адекватные вещи делают исключительно экстремисты. Тем самым они избегают ласки со стороны софти. А конформизмом страдали и Леннон, и "Сlash", и растаманы. Их же эпигоны просто превратились в отстойные подделки под радикалов, проповедуя легкий квазилевацкий стиль — феминизм, экологизм, борьба за аборты, антирасизм. Репрезентативные штампы и жесты вместо революции. Кастрированный социализм, инвалидный анархизм, инфантильная нелюбовь к военным и фашистам. При этом готовность идти на компромисс со своими якобы принципиальными противниками.
И апелляция к давно надоевшим, неактуальным, опостылевшим именам, к тому же доказавшим свою нерадикальность — Джерри Рубин и прочие. Новый русский андеграунд аккумулировал в себя романтическую героику националистов и коммунистический футуризм, мрачный интеллектуализм dark-wave и брутальность скинхедов. Ленин и Муссолини, Селин и Маяковский, Ницше и Маркс — одинаково почитаемы и читаемы. За терпимость к любым версиям антилиберального проекта андеграунду достается со всех сторон. Криптолеваки нападают за "правый" уклон, упертые националы за "левизну". Ну а либералы само собой за "красно-коричневость". Такая индифферентность к различию оппозиционных доктрин у идеологов "подполья" проистекает не от пофигизма, а от умения разглядеть сквозь внешние конъюктурные политические разногласия метафизическое единство восставших против власти "Общества спектакля".

ПРЯМОЕ ДЕЙСТВИЕ ПРОТИВ СПЕКТАКЛЯ.

Французский философ Ги Дебор в своем гениальном труде "Общество спектакля" (или "Общество зрелищ") заметил, что человечество перешло в новую стадию доминации Капитала, в эпоху, когда "товару уже удалось добиться полного захвата общественной жизни". Воля к сопротивлению парализована экраном телевизора. Переживаемое ранее непосредственно отстранено в представление. Человек отныне никакого участия в жизни не принимает, оставаясь пассивным созерцателем. Реальность являет собой особый сконструированный образами псевдомир, не требующий участия. Мир превратился "в музей, где главным охранником служит пассивность посетителей". Смотреть можно — трогать нельзя.
Андеграунд не призывает уйти от "Спектакля". Это невозможно. Действовать придется в центре системы, с риском подпасть под ее гипнотическое обаяние. Герой андеграунда ходит по краю бездны, но только за счет этого он может освободиться от ее влияния и нанести системе укол. Любой несанкционированный поступок расшатывает внешне незыблемую стену. Экстремальные ситуации, травматический экзистенциальный опыт, уличные столкновения с карательными органами. "Формулу для переворачивания мира надо искать не в книгах, но в конкретном опыте. Надо сойти с намеченной траектории среди бела дня так, чтобы ничто не напоминало о бодрствовании. Удивительные встречи, неожиданные препятствия… — всего этого будет предостаточно в этом трагичном поиске Грааля Революции", — пишет Дебор. "В сегодняшнем укрощенном мире бунт заключается уже просто в страстной жизни,— подводит итог немецкий нонконформистский философ Герд Бергфлет.
Андеграунд — это особый тип поведения, определяемый способностью свободно жить в любом обществе. Эрнст Юнгер так описывал "анарха", фигуру эпохи "Конца истории", не принимающего современный мир во всех его измерениях: "Он носит принцип власти в себе самом. Он ведет себя по отношению к государству и обществу как совершенно свободная от них сила".
Радикализм нашего андеграундного сообщества не выставлен напоказ. Но именно тогда, когда появляется возможность себя проявить, человек из андеграундного сообщества окажется в нужном месте — на баррикадах Октября 93-го года, в окопах чеченской войны, в столкновениях с ОМОНом у американского посольства в 99-м. Музыканты группы "День донора" участвовали в акции национал-большевиков в Севастополе. Выходец из андеграунда А.Семилетников (Дымсон) — главный фигурант в "ясеневском деле". Два года, за поджог штаб-квартиры сайентологов, получил А. Шалимов.
"Обществу контроля придется столкнуться не только с эрозией границ, но и с социальными взрывами в бедных кварталах и индустриальных гетто",— предсказывал Жиль Делез. Сердитые молодые люди с рабочих окраин ведут свою городскую партизанскую герилью.
Константин Мишин ("Ожог", "Банда четырех") : "Сегодня все талантливые и живые люди объединяются в противостоянии мировой помойке. Как ни старается общество произвести унифицированно мыслящую ботву, все равно будут исключения из этих правил. В андеграунде полно автономных ячеек сопротивления. Наше пространство может быть вполне самодостаточным. Как либералы в свое время создали социокультурное пространство для молодежи, ряд образов, символов, кодовых вещей. Смысла прорываться на задворки официоза я не вижу. В мертвом пространстве остаться самим собой невозможно. Зиновьев точно подметил в "Зияющих высотах": "Невозможно написать гениальную передовицу в газету в силу установки тоже и здесь". Цель всего нашего сообщества не обслуживать сиюминутные установки, а создавать фундаментальные вещи. Нашему поклоннику не нужно в принципе творчества какого-нибудь "Сплина", а соответственно MTV c пресловутой демократией. Наш слушатель ждет своего часа. Как только появится возможность, как в 1993 году, он это сделает. Это страшнее любых оформленных полков, ибо здесь неизвестно, где рванет".

Пару лет назад, на очередную годовщину смерти Листьева, "МК" опубликовал статью, в которой возмущенно упомянул об эпизоде 95 -го года: "Спустя месяц после смерти Владислава лидер группы "Резервация здесь"(старое название "Банды четырех") заявил на концерте: "Это наш не последний выстрел". В ближайшие дни старые записи группы были сметены на Горбушке вчистую.

Добавить комментарий

Войти с помощью: